Мадейрская пустельга

Мадейрская пустельга

Обыкновенная пустельга (Falco tinnunculus) (на фото — самка) — одна из наиболее распространенных хищных птиц Центральной Европы.

Обыкновенная пустельга (Falco tinnunculus) одна из самых обычных птиц Мадейры, небольшого португальского острова в Атлантическом океане в 660 км к западу от побережья Северной Африки. Эти мелкие соколы заселили почти все местные биотопы, от сухих кустарников на побережье до городских парков и дворов. Скорее всего это связано с обилием их основной добычи — эндемичных мадейрских скальных ящериц (Teira dugesii), которые многочисленны даже в столице острова — городе Фуншал.

Мадейрская пустельга

Мадейрская скальная ящерица (Teira dugesii)  — возможно, самое многочисленное позвоночное Мадейры. Эти небольшие рептилии процветают в измененной человеком среде, обеспечивая пищей местных пустельг. Таксономия вида еще не устоялась: порой этих ящериц относят к родам зеленые ящерицы (Lacerta) или стенные ящерицы (Podarcis). Фото © Сергей Коленов, мыс Сан-Лоренцо (Ponta de São Lourenço), Мадейра, 19 августа 2018 года

Мадейру населяет подвид пустельги F.  t.  canariensis. Он также встречается на западных Канарских островах, в то время как на восточных его сменяет эволюционно более молодая гибридная форма F.  t.  dacotiae. От привычных нам пустельг мадейрско-канарский подвид отличается более темной окраской и крупными пестринами на брюхе.

Несмотря на особенности окраски и диеты, а также генетическую изоляцию от континентальных популяций, оснований для выделения этих птиц в отдельный вид пока недостаточно. Между тем, на некоторых других океанических островах уже успели сформироваться эндемичные виды пустельг — например, на Маврикии (Falco punctatus), Сейшельских островах (Falco araeus) и Мадагаскаре (Falco newtoni и Falco zoniventris). Интересно, что, подобно сородичам с Мадейры, эти виды специализируются на охоте на ящериц, в том числе хамелеонов и дневных гекконов-фельзум (Phelsuma).

Обилие эндемичных подвидов и местных популяций птиц, которые не успели превратиться в настоящие виды,  — характерная черта Мадейры. Среди наземных птиц здесь всего два эндемика — крупный и красивый мадейрский голубь (Columba trocaz) и мадейрский королек (Regulus madeirensis), слабо отличимый от европейского красноголового (Regulus ignicapillus). Кроме того, только на Мадейре и близлежащих островках Ильяш-Дезерташ (Ilhas Desertas) гнездятся два вида морских птиц — очень редкий мадейрский тайфунник (Pterodroma madeira) и немного более многочисленный дезерташский тайфунник (Pterodroma deserta).

Мадейрская пустельга

Мадейрский голубь (Columba trocaz)  — крупный и красивый голубь, населяющий влажные лавровые леса острова. В прошлом его численность сокращалась из-за вырубки лесов и охоты, но теперь виду ничего не угрожает и Международный союз охраны природы (IUCN) расценивает его как таксон минимального риска (Least сoncern, LC). Однако другой местный голубь, мадейрский подвид обыкновенного вяхиря (Columba palumbus maderensis), считается вымершим с 1924 года. Фото © Сергей Коленов, Сан-Висенти, Мадейра, 22 августа 2018 года

Аналогичную картину можно наблюдать по всей Макаронезии — географическому региону, который помимо Мадейры включает Азорские и Канарские острова, архипелаг Кабо-Верде и несколько более мелких островных групп. Даже на самом орнитологически богатом архипелаге — Канарском — обитает, по разным оценкам, всего 6–11 эндемичных видов наземных птиц.

На Азорских островах всего один такой вид — азорский снегирь (Pyrrhula murina).

На других океанических островах, например Маскаренских или Больших Антильских, намного больше уникальных видов птиц. Некоторые из них принадлежат к эндемичным родам и даже семействам. Однако в Макаронезии ничего подобного не наблюдается: местные птицы относятся в лучшем случае к эндемичным видам, хотя острова появились от 30 до 5 млн лет назад, и у животных было достаточно времени на эволюцию. Причина этого до сих пор неизвестна.

Возможно, как это часто случалось на островах, большая часть видового богатства исчезла после прибытия людей. Палеонтологические находки подтверждают, что в прошлом орнитофауна Макаронезии было более разнообразной. Например, на Мадейре и соседнем острове Порту-Санту обитали наземная совка Otus mauli, нелетающие пастушки Rallus lowei и Rallus adolfocaesaris и пока формально не описанные эндемичные перепел, дрозд и толстоклювый вьюрок. Исчезли они, скорее всего, вскоре после появления европейцев в XVI веке, став жертвой вырубки лесов и завезенных крыс и мышей. Самое недавнее вымирание произошло уже в XX веке, когда перестал существовать мадейрский подвид обыкновенного вяхиря (Columba palumbus maderensis).

Мадейрская пустельга

Вымершие пастушки из рода Rallus с Мадейры и Азорских островов в представлении художника. Слева направо: R.  carvaoensis (о. Сан-Мигел), R.  adolfocaesaris (о. Порту-Санту), R.  montivagorum (о. Пику), R.  lowei (Мадейра), R.  minutus (о. Сан-Жоржи). Ближайший родственник или даже предок этих видов — ныне живущий водяной пастушок (Rallus aquaticus). Окраска птиц — фантазия художника, основанная на окраске современных пастушковых. Рисунок © José Antonio Peñas с сайта phys.org

Однако даже вымершие макаронезийские птицы относятся к тем же родам, что и их родственники из Европы и Северной Африки. Возможно, многие виды еще не обнаружены палеонтологами, но тогда придется предположить, что антропогенное вымирание полностью уничтожило самые древние эволюционные линии, слабее затронув более молодые. Поверить в это непросто, тем более что на других океанических островах шаблоны вымирания были иными. Согласно альтернативным гипотезам, древние виды макаронезийских птиц могли вымереть задолго до появления людей из-за извержений вулканов или инфекций, принесенных новыми колонистами. Подтвердить или опровергнуть эти предположения могут новые находки, относящиеся к более древним временам.

Мадейрская пустельга

Мадейрский подвид зяблика (Fringilla coelebs maderensis) отличается от привычного нам и окраской, и песней. Однако зяблики с Канарских и Азорских островов и из Северной Африки выглядят похоже, поэтому большинство орнитологов не торопятся придавать мадейрской популяции статус настоящего вида. В итоге эта птица остается еще одним «ненастоящим» эндемиком. Фото © Сергей Коленов, Сан-Висенти, Мадейра, 22 августа 2018 года

Бёрдвотчеры, посещающие Мадейру и другие острова Макаронезии, возможно будут разочарованы небольшим количеством сохранившихся эндемичных видов. Однако для профессиональных орнитологов это очень интересный регион. Здесь можно не только разгадывать загадки вымершей орнитофауны, но и изучать, как обычные европейские птицы вроде зябликов, черных дроздов и зарянок заселяли разные острова и медленно менялись в этой естественной эволюционной лаборатории. Это в полной мере касается и местных пустельг.

Источник ➝

Эксперименты подтвердили способности ночных бабочек пользоваться «акустическим камуфляжем» от летучих мышей

Эксперименты подтвердили способности ночных бабочек пользоваться «акустическим камуфляжем» от летучих мышей

Британские биологи оценили эффективность пассивной защиты бабочек от летучих мышей — «акустического камуфляжа», скрывающего их от ультразвука.

Летучие мыши охотятся по ночам с помощью эхолокации, по сигналу отраженного ультразвука. Это древний метод, появившийся еще десятки миллионов лет назад, и насекомые имели достаточно времени для того, чтобы адаптироваться для противостояния ему. Так, многие бабочки сами прекрасно различают ультразвук, что позволяет им избегать встреч с хищниками.

Однако некоторые бабочки глухи и используют совершенно иную, пассивную тактику спасения — Томас Нил (Thomas Neil) и его коллеги из Бристольского университета впервые обратили на нее внимание еще пару лет назад.

В новой статье, опубликованной в Journal of the Royal Society Interface, ученые рассказывают о результатах исследований «глухих» ночных павлиноглазок Antherina suraka и Callosamia promethea.

Биологи рассмотрели под микроскопом длинные, похожие на волоски хеты на груди насекомых, заметив, что они напоминают структуру покрытий, которые используются для поглощения ультразвукового сигнала. Авторы предположили, что эти чешуйки могут играть роль «акустического камуфляжа», маскирующего насекомое от эхолокации рукокрылых. И действительно: лабораторные эксперименты показали, что тело бабочки способно поглощать до 85 процентов акустической энергии ультразвуковых волн.

По оценкам ученых, это на четверть сокращает дистанцию, с которой летучая мышь способна заметить потенциальную жертву. «Просто поразительно, что насекомые смогли достичь того же уровня поглощения, что и искусственно разработанные покрытия, — говорит Томас Нил, — только их вариант намного легче и тоньше».

Популярное в

))}
Loading...
наверх